UFC

9 июля, 23:15

«Пытаюсь смотреть русские фильмы, в них есть что-то знакомое». Намаюнас: о своей «не американской стороне», Хабибе и страшном слэме

Экс-чемпионка UFC Намаюнас перечислила, какие русские слова знает
Евгений Нарижный
Корреспондент отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Эксклюзив с бывшей чемпионкой UFC.

В ночь на 14 июля в Денвере состоится турнир UFC Fight Night, в главном событии которого Роуз Намаюнас встретится с Трейси Кортес. Намаюнас — бывшая чемпионка промоушена в женском минимальном весе (до 52,2 кг), впервые девушка взяла пояс еще в 2017 году, нокаутировав Йоанну Енджейчик. В реванше Роуз защитила титул — тот поединок проходил на турнире UFC 223 с главным боем Хабиб — Яквинта. Тогда в неделю боя Намаюнас находилась в одном автобусе с Нурмагомедовым, когда на него напал Конор Макгрегор.

Вторая защита у американки с литовскими корнями не получилась. Она отдала пояс Джессике Андраде, но спустя два года вернула титул, вырубив хай-киком в тот момент не побежденную в UFC Вейли Жанг. После победы в реванше над китаянкой Намаюнас уступила пояс Карле Эспарзе, после чего перешла в наилегчайший дивизион, где проиграла Манон Фьоро и одолела Аманду Рибас.

Перед поединком с Кортес Роуз Намаюнас дала интервью «СЭ», в котором рассказала о сопернице, схожести менталитетов русских и литовцев, а также вспомнила бросок Джессики Андраде и сравнила его со слэмом в исполнении Кевина Рэнделмана в поединке против Федора Емельяненко.

— Твоя следующая соперница — Трейси Кортес. Как думаешь, в чем она может быть особенно опасна для тебя?

— Я думаю, что лучшее качество Трейси, которое она привносит в эту игру, — это ее стойкость, умение продолжать что-то предпринимать независимо от того, выигрывает она или проигрывает. И, я думаю, ее борьба довольно хороша, и ее удары тоже становятся лучше. Поэтому думаю, что она просто становится более зрелой личностью.

— Твой тренер Тревор Уиттман отказывался работать со всеми, кроме вашей троицы — Гэтжи, Усман и ты. Теперь к вам присоединился Кори Сэндхаген. Как думаешь, что особенного Уиттман увидел в Кори, что сделал ради него исключение?

— Я думаю, что у него есть интеллект, и ты понимаешь, что я имею в виду. Это трудно выразить словами, но думаю, что они идеально друг другу подходят.

— Кори против Умара Нурмагомедова — за счет чего у Кори есть шансы победить?

— Я думаю, что ему просто нужно держать дистанцию. Я полагаю, что он определенно выше, но я не знаю о его риче (размах рук Сэндхагена — 178 см, Умара — 175 см. — Прим. «СЭ»). Я просто говорю, что ему придется кружить по клетке и заставлять Умара быть начеку, продолжать работать и следить за ударами ногами, а кики у Умара довольно сильные. Очевидно, что борьба Умара великолепна, но дело в том, что это впервые, когда мы увидим Умара против действительно опытного соперника. Я думаю, Кори просто должен использовать свой опыт — и да, держать его на расстоянии.

— Известно, что твои корни из Литвы. А когда ты была в этой стране в последний раз и для чего туда приезжала?

— Да, в последний раз это было два-три года назад. Я продвигала там свой документальный фильм, проводила премьеру. Часть съемок фильма я закончила там и просто навещала свою семью. Да, это было действительно хорошее время, мне очень понравилось. Я надеюсь вернуться этим летом, не могу дождаться.

— Замечала ли ты в Литве что-то такое, чего невозможно представить в Америке и что ты хотела бы видеть в США?

— Думаю, что районы там выстроены так, что вы можете добраться пешком до множества мест. Это главное, что я ощущаю как в Европе, так и за границей в целом. Люди больше гуляют, они не используют свою машину для всех дел. Я наслаждаюсь свободой в Америке, где мы можем буквально просто ездить из штата в штат и проезжать такие большие расстояния — так здорово ездить в поездки и видеть так много красивых мест. Но, чувак, мы так привыкли просто прыгать в машину и куда-то ехать даже для обычного похода в магазин. Знаешь, [в магазин] на заправку или что-то в этом роде. Мне бы хотелось, чтобы было больше общественных структур, где мы не были бы так разделены.

Фото Соцсети

— Ты общалась, тренировалась с бойцами из России, а нынешние территории Литвы и России раньше входили в одно государство. Я имею в виду не только СССР, но и Российскую империю, и Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское. Как ты считаешь, есть ли у русских и литовцев что-то общее в менталитете?

— Я бы так сказала, но, думаю, это зависит от конкретного человека. У меня есть друг детства, с которым мы все еще в отличных отношениях. Он наполовину русский, наполовину украинец. У нас много разных точек зрения, мы очень разные, но мы вроде как понимаем друг друга на этом уровне — я имею в виду нашу не американскую сторону (Смеется.). И мне нравится культура, еда и все такое, я слышала много русской речи, когда росла. Моя бабушка — я заботилась о ней последние два года — это старшее поколение, и они все отлично говорят по-русски. В конечном итоге я пытаюсь смотреть русские фильмы, такие как драмы, мыльные оперы и тому подобное на ТВ и YouTube. Понимаешь, я думаю, что здесь точно есть что-то знакомое, но также есть определенные различия, которые делают нас всех красивыми.

— Знаешь ли ты какие-нибудь русские слова?

— Да, например, «хорошо», «молодец», «привет» (перечислила слова по-русски. — Прим. «СЭ»). Это все, что я могу вспомнить прямо сейчас (Смеется.). Так мало...

— Мы все помним случай с нападением Конора Макгрегора на автобус, в котором помимо Хабиба была и ты. Спустя 6 лет у тебя осталась какая-то обида на Конора?

— Нет, совсем нет.

— А как вел себя Хабиб в тот момент, когда Конор напал на автобус? На фотографиях он выглядел растерянным.

— Я не знаю, я была в себе и особо ни на кого не обращала внимания.

— Ты спарринговала с Тони Фергюсоном. Как считаешь, если бы бой пиковых Тони и Хабиба состоялся, чем он закончился бы?

— Чувак, было похоже, что Тони в тот момент находился в расцвете сил. Он определенно был неуправляемым, у него просто была такая энергия. Так что я чувствую, что, если бы он не выиграл, то по крайней мере устроил бы действительно интересный и очень захватывающий бой. Да, я думаю, он определенно устроил бы какие-нибудь проблемы, например, в гарде, если бы ему провели тейкдаун. Но трудно представить, что Хабиб не устроил бы полную доминацию — просто потому, что именно это мы всегда видели от него. Но я определенно чувствую, что это был бы очень захватывающий бой. На протяжении всей истории смешанных единоборств было множество таких боев, которые все хотели увидеть, но увы.

Фото Соцсети

— Ты рассказывала, что после слэма от Андраде у тебя прошли проблемы с шеей и головные боли. До сих пор все в порядке?

— Да, все хорошо. У меня больше нет таких проблем. Технически моя МРТ показала, что у меня спинальный стеноз или что-то в этом роде, но я больше этого не чувствую. Так что да, это своего рода чудо, знаешь ли.

— А ты когда-нибудь видела слэм в бою Рэнделман — Федор? Если смотреть со стороны, как тебе кажется, какой бросок получился более жестким?

— Определенно бросок Рэнделмана — он просто больше и сильнее. Да, для меня это [бросок Андраде] точно было жестко. Я помню, когда это произошло, я действительно долго не выходила на улицу. Как только я очнулась, я сразу поняла, что меня нокаутировали. Я спросила [у судьи]: меня нокаутировали, не так ли? И он ответил, что да. Я такая: черт возьми (Смеется.)! В тот момент у меня явно была потеря памяти, но не было такого, что я в течение многих часов сходила с ума, так что на самом деле все было не так уж ужасно, хотя и могло быть очень плохо. Так что это просто Бог защитил меня.

— Ты говорила, что Брок Леснар — один из любимых твоих бойцов. Как думаешь, если бы его бой с Федором в UFC состоялся, кто победил бы?

— Нет, я не уверена, что он мой любимый боец (Смеется.). Я определенно думаю, что Федор в своем прайме победит Брока. Уверена, что Федор. Казалось, что Федора в прайме было невозможно остановить.

— Перед боем с Пейдж Ванзант ты коротко подстриглась и до сих пор ходишь с этой стрижкой. А после этого тебе хотелось когда-нибудь снова отрастить волосы?

— Да, знаешь, были моменты. Я думаю, что это немного сложно сделать, пока я все еще сражаюсь. Но когда я закончу, я буду рада отрастить немного волос, чтобы поиграться со всей этой женственностью.

Откройте глаза на свое будущее

Новости